,

Марио Краво Нето

Марио Краво Нето

Именно в Байе вы можете узнать, с какой теплотой люди могут относиться друг к другу. Тут нет никакой агрессии, нет ничего, что могло бы их разъединить.
Пьер Фатумби Фергер

Если вы знаете о Себастьяо Сальгадо и Мануэле Альваресе Браво, то о еще одном южно-американском фотографе — Марио Краво Нето (Бразилия) — вам должно быть известно совершенно определенно. Он как раз из тех авторов, чьи черно-белые лаконичные фотографии запоминаются c первого раза. Чего стоят хотя бы такие хорошо известные, как Ode и Sacrifice (1989); Lord of the Head (1988), Voodoo Child (1989) и ряд других.
Краво Нето. В 1964 году он оказывается в Германии, в Берлине, куда его отец приглашен как скульптор (фотографирует скульптуру отца), и далее путешествует вместе с семьей по Италии и Испании. С 1969 года получает художественное образование в Нью-Йорке, в Art Student League. В то же время арендует студию в Сохо и тогда же начинает снимать на улицах города.


Фотография Марио Краво Нето

Фотография Марио Краво Нето

Фотография Марио Краво Нето

Фотография Марио Краво Нето

Фотография Марио Краво Нето

Фотография Марио Краво Нето

А фотографическая почва США того периода весьма благоприятная. Вторая половина двадцатого столетия: 50-е – 70-е гг. — самый что ни на есть расцвет американской городской фотографии: уже известны работы Уильяма Кляйна (Life is Good and Good for you in New York); Гарри Виногранд на взлете, Ли Фридландер и другие. Первая опубликованная серия фотографий самого Марио Краво Нето называлась On the Subway (1970).
В 1975 году привычный стиль жизни и фотографирование на улицах городов прерывается на несколько лет — фотограф попадает в автокатастрофу. У него множественные переломы обеих ног. Он переключается на студийную фотографию, с 35-мм формата переходит на средний. По прошествии некоторого времени появляются те черно-белые студийные работы, о многих из которых мы уже очень хорошо знаем. Марио Краво Нето становится фигурой мирового пространства. К сегодняшнему дню, помимо основных музеев в Бразилии, его работы приобретены Музеем современных искусств Нью-Йорка, Музеем изящных искусств Хьюстона, Музеем фотографических искусств Сан-Диего и другими.
Если о книгах, то самой известной публикацией фотографа до некоторых пор являлась «Mario Cravo Neto: Photographs» (1994). Именно в ней вы и найдете все наиболее часто упоминаемые черно-белые работы. В 1999 году у Нето выходит цветная книга — Salvador, а в прошлом году опубликована еще одна цветная — Laroye! (премьера состоялась в начале этого года экспозициями в Бразилии и в США). О ней сегодня и речь. Известный бразильский писатель Джордж Амадо пишет: «Марио Краво Нето дал нам ключ к разгадке тайной магии Байя: мир, спокойствие и уединение. Я добавлю и слова самого художника — жизнь, люди, любовь».

Цикл работ «Laroye!» исключителен. Один лишь Сальвадор. Но какой! Энергия жизни, эмоций, секса и упоения бытием! Тропический портовый город Сао Сальвадор да Байя де Тодос ос Сантос (Байя всех Святых) на полуострове между водами Атлантики и одноименного залива. Первая столица португальской Бразилии, город-порт, в котором корабли выгружали из своих трюмов черных рабов. Улицы, площади, рынки; фрукты, цветы, петушиные бои; дети и взрослые; мокрые тела, грохот барабанов, смех, крики, снова мокрые тела, руки, торсы — неостанавливающийся вечный танец жизни… Ларойе!
Laroye! — это песня о Сальвадоре, хвала Байя. Лучше отца фотографа, Марио Краво Джуниора, не скажешь. «Байя — это сосредоточие всего самого загадочного, что есть в разных культурах, чувственность, исступление всех, кто живет здесь. Байя — водоем, в котором Африка моет свои одежды. Мы утонченные, мы садисты и одновременно очень нежные, мы — варвары. В наших душах свет и тень. Тут находится водораздел наших тел и души. Мы временами охвачены капризами похоти, временами топим себя в жалости и благодушии. У нас голова нашего древнего предка Старца, глаза — межгалактического ребенка. Тут мы можем одновременно питаться невозможной кухней и разделять озабоченность и эротический энтузиазм разнузданного чревоугодия».
Марио Краво Нето влюбляет вас в свой Сальвадор. Красками: сочетанием сочной палитры дня и густого бархата ночи. Очаровывает. Поэзией фотографического мастерства и воображения.»В глазах Марио Краво — фильтр Пигмалиона, в них стекла Галилея и сердце Святого Франциска»2.
Книга сильно увязана с древними религиозными верованиями. «Ларойе!» есть ничто иное как приветствие представителей африканской части населения в Бразилии, практикующих религиозные практики Йоруба/Yoruba. Марио Краво Нето посвятил работу одному из божеств «орикс»3- повелителей сторон света в культуре Йоруба. Его имя Эксу Марагбу. Это наиболее очеловеченный из них. Эксу — посредник между божествами «ориксами» и людьми. Эксу появляется на перекрестках и там, где собираются люди. Он разжигает в них желания и поступки, которые считаются плохими. Он весел и известен своей особенностью легко устанавливать контакты между людьми, он абсолютно индифферентен к понятиям «хорошо» и «плохо».
Ларойе! Так люди приветствуют Эксу и отмечают его присутствие, а также и его могущество. Танец ночных таинств. Транс и забытье, переходящие в сомнамбулу размытой реальности. Фотография Марио Краво плывет в людском потоке. Никаких пауз, никаких остановок. Как океан, волна за волной безостановочно бьющий в камни порта Сальвадор. Завтра будет снова день и снова солнце, и снова — «Ларойе!» И в который раз все завертится в вихре чувств и красок!

…»Город Сао Сальвадор да Байя де Тодос ос Сантос — это место, где я родился и вырос; где живу, работаю и воспитываю своих детей. Земля моих предков, с которыми я воссоединюсь однажды. Земля, в которой я упокоюсь, когда настанет тому время… Atot9 Olod8 — будь терпелив, Господин дорог и всех тех, кто в пути»4.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий