Фотография Михаила Евстафьева

«А я все-таки надеюсь на что-то и продолжаю искать дальше…»

Недавнее появление «русского» материала Люка Делахэя — хороший пример того, когда в очередной раз начинаешь сильно сомневаться в уровне адекватности и умении западной аудитории верно реагировать на фотографические материалы, так как работа фотографа — это по сути есть всего лишь очередной отчет о России; о том, как в России по-прежнему все не так, как на Западе — в ней странно и даже где-то жутковато. «Едва я покинул пределы Москвы, как оказался отброшенным словно на век назад. Уровень жизни таков, каким он предстает в романах Достоевского». Браво! И это все, чего можно было добиться за пять месяцев работы в России.
…Тут должна пойти документальная вставка метров на десять — картина обморочного падения чувствительной дамы при ее взгляде на ужасные картины российской действительности: «А-а-ах!..» И забытье…


Фотография Михаила Евстафьева

Фотография Михаила Евстафьева

Фотография Михаила Евстафьева

Фотография Михаила Евстафьева

Фотография Михаила Евстафьева

Фотография Михаила Евстафьева

Ну что ж, вполне возможно, что для западной аудитории материал и представляется интересным. Но скажите, пожалуйста, это ли критерий для фотографического материала: разделение зрителя по континентам? Где истину искать, спросите? От чего отталкиваться?
Одним из критериев может служить «обоснованность появления фотографического материала в определенные временные рамки и наличие в нем субъективно-личностного отношения». Что понимать под обоснованностью? Погружение в тему.Что лежит в основе работы над ней и последующем ее представлении зрителю. И это не так просто, как кажется на первый взгляд, — тут самым сложным моментом будет как раз понятие «субъективно-личностный». Лет двадцать назад проблем с этим не возникало. Но сегодня как раз личностное давно уже не стоит принимать за чистую монету (слишком много в последнее время появляется откровенно конъюнктурного материала).
Часто личностное может представлять собой ничто иное как инфантильность. А фотограф-документалист не должен находиться в иллюзиях, неведении относительно того, о чем он собирается рассказать; также не должно присутствовать и «фотографического наскока» на тему. В противном случае речь пойдет не о фотодокументалистике, а о туристических заметках.
Практика — вещь конкретная, и она свидетельствует о том, что в большинстве случаев только независимая от прямого и косвенного заказа, не зажатая редакционными сроками, фотодокументалистика может быть по-серьезному интересной и по-настоящему объективной, выдержанной временем. Кстати, некоторые общественные фонды, прекрасно это понимая, учреждают стипендии и гранты на поддержание именно независимых фотографических проектов. Вот только, к сожалению, не в каждой стране они существуют, и сколько фотографов снимают просто «в стол», можно только догадываться…

Нынешний лондонский цикл хорошо известного вам Михаила Евстафьева, названный им «Чужеземец в Лондоне», — это превосходный пример фотографической серии, представляющей собой изложение с визуально-четкими расставленными акцентами и обладающее всеми чертами полноценного литературного произведения: со своей интригой, вступлением, введением в тему, ее раскрытием, завершением и выводами.
Подобное наличие признаков самостоятельного и очень личностного повествования если и встречается в фотодокументалистике последних лет, то не так часто. Умение выдержать фотографический ритм только внешне представляется простой задачей. В реальности — это именно тот творческий уровень, к какому внутренне стремится любой уважающий себя фотограф, и на достижение которого требуется не один год жизни.
Михаил Евстафьев — как раз из представителей такой выдержанной документалистики. Мы знаем его серию «Я — Куба», мы знаем его «Красный синдром». Теперь новое эссе — «Чужеземец в Лондоне». Три года жизни в столице Великобритании. Авторская фотографическая литература с изложением от первого лица.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий