ПРАВИЛО «ТРЕТЕЙ»

Лейтмотивом было центральное месторасположение сюжетно важных объектов композиции. Равновесие достигалось, главным образом, за счет их размещения на центральной гипотетической оси, делящей плоскость изображения по вертикали. В конце мы рассмотрели примеры с незначительной асимметрией, которые делали кадр живее и интереснее для зрительского восприятия, за счет смещения объекта в сторону от центральной оси, или смещая точку съемки так, что бы становились видимыми его боковые части. Следующим, не менее важным приемом построения композиции является асимметричное расположение главных объектов съемки.


Технически для этого надо будет всего лишь сместить главный сюжетный объект в любую сторону от центральной точки изображения. Как правило, в такой ситуации нарушается равновесие, что во многих случаях может быть нежелательным. Чтобы достичь баланса, в качестве «противовеса» в кадре можно использовать не только другой элемент, ной, например, световые пятна, блики или штрихи и т. д. Эти компоненты на равных правах с фигурами и предметами могут заполнять картинную плоскость. Кроме этого, помимо формы, цвета и яркости таких элементов большую роль будут играть их смысловые связи, как между собой так и с главными объектами композиции. На первый взгляд, все вроде бы просто и понятно, но тем и безграничны возможности фотографии, что любое правило здесь сопровождается массой оговорок и бесконечных «если» и «но».

Итак, на изобразительной плоскости появляются два или более объекта. Теперь наши предметы вступают во взаимодействие не только с рамкой, ограничивающей плоскость изображения, но и друг с другом! Введя в кадр несколько предметов, нам придется учитывать, кроме всего прочего, еще и их зрительное равновесие, которое будет зависеть не только от формы и цвета, но и от содержания. Однако представьте, сколько композиционных проблем принесет введение в кадр людей! А как все хорошо начиналось… На самом деле, ситуация не такая уж драматичная. У фотографа достаточно путей и приемов для решения даже самых сложных задач при построении композиции, так как большинство композиционных приемов было заимствовано у живописи с ее многовековым опытом построения изображения на двухмерной плоскости. Первый вопрос, который нам предстоит решить: в каком месте изобразительной плоскости, кроме центра, можно постараться расположить главный объект? Ответ на этот вопрос дал еще Леонардо да Винчи, сформулировав правило «золотого сечения», или, как его еще называют, «божественной пропорции». Мы будем использовать упрощенный вариант этого правила. Его суть состоит в разделении условными линиями плоскости кадра (вертикального, горизонтального или квадратного) натри равные части, как по вертикали, так и по горизонтали. Области пересечения этих линий, да и сами линии считаются наиболее «активными» точками плоскости. Размещение на этих линиях, а особенно в точках их пересечения или рядом с ними, композиционного центра и других сюжетно важных элементов изображения привлекает зрительское внимание и усиливает их роль в композиции. Этот метод, несмотря на всю свою простоту, необычайно эффективен и актуален до сих пор. В качестве примера рассмотрим фотографию. Главенство одного из персонажей скульптурной композиции сразу бросается в глаза. Это достигнуто с помощью трех приемов. Во-первых, благодаря тональному акценту, полученному путем совмещения одной из фигур с солнечным диском. Второе – размещением объекта около одной из точек пересечения «третей». И, наконец, третий прием – смысловой акцент. Общеизвестно, что солнце, расположенное за объектом съемки, подчеркивает значимость этого элемента компоновки. Заметьте: совпадение композиционного и смыслового центров в сочетании с вышеперечисленными приемами дало возможность легко уравновесить тяжелый, вертикальный силуэт храма в правой части снимка со сравнительно небольшой скульптурной группой. Большую роль здесь сыграло контровое освещение, позволившее скрыть лишние детали и придать лаконизм всей композиции.

На обоих снимках композиционные центры размещены на «третях», хотя один снимок имеет плоскостное решение, а другой – перспективное. В обоих случаях данный прием помогает усилить композиционные акценты. Такое решение становится особенно актуальным, когда сюжетный центр отчетливо выделяется на ровном фоне, не содержащем ярких, отвлекающих деталей. Если ваш снимок цветной, то можно усилить значимость композиционного центра, добавив цветовой акцент.

Итак, мы рассмотрели пример, когда композиционное равновесие достигается за счет более сложного приема, чем формальное размещение случайных элементов в противоположных частях снимка, что достаточно примитивно и, как правило, оставляет ощущение учебной работы даже у неискушенного зрителя. Дело, конечно, не только в наличии и количестве этих элементов, а в характере пространственных форм и в их смысловом значении. Сюжетно важный элемент, пусть даже небольшой по размеру, вполне может выступить в качестве «противовеса», уравновесив более громоздкие по размеру, но менее значимые компоненты снимка. В такой ситуации сопоставление элементов композиции по сюжетной нагрузке оказывается более весомым, чем сравнение по форме и масштабу. Примером служит большинство снимков, в том числе и фотография с группой «рождественских» гусей. Композиция построена на контрасте темной массы деревьев, белого снега и группы гусей, поэтому снимок получился достаточно жестким, лишенным лиричности, присущей зимнему пейзажу. В кадр введена береговая линия, делящая снимок по диагонали на две неравные части. Несмотря на явную несоразмерность этих частей, кадр полностью уравновешен. Смысловая нагрузка меньшего по размеру сюжетного центра помогла уравновесить большую темную массу деревьев. А вот на фотографии с предыдущей страницы достичь этого не удалось: вертикальная фигура женщины оказалась весомее стада коз. Ее «вес», помимо месторасположения, усиливается еще и цветом. Впрочем, нет худа без добра – композиция, в которой нарушено равновесие, всегда создает предпосылки для передачи ощущения движения.

Ворона, сидящая на ветке, на снимке, как это ни странно, уравновешена большим фрагментом довольно пустого осеннего облачного неба. Но самое удивительное состоит в том, что это равновесие полностью нарушится, если рассматривать изображение в зеркальном отражении. Даже очень простая композиция с минимальным количеством элементов способна передать и время года, и состояние природы.

Как видите, новый композиционный прием позволяет добиться большего разнообразия для размещения сюжетно важных объектов снимка. Использование данного приема, а также смещение смысловой нагрузки объектов и элементов композиции позволит многократно расширить ваши возможности. При этом важно помнить, что содержание снимка всегда связано с выбором формы, поэтому изобразительные приемы должны являться лишь средством выражения замыслов фотографа, а не наоборот. Размещение композиционного центра в виде дерева ближе к левой «трети» на нижнем снимке позволило включить в кадр живописную тропинку, имеющую четко читаемую перспективу, благодаря чему сразу появился объем – снимок «задышал». Выбор горизонтального формата снимка, который считается повествовательным, в нашем случае вполне оправдан. В большинстве случаев при построении композиции нами руководит интуитивное стремление к стабильному, устойчивому рисунку кадра, поэтому простейший способ достижения композиционного равновесия – равномерное распределение изобразительного материала по всему полю кадра. В контексте хочется коснуться одной из самых распространенных ошибок начинающих фотолюбителей – расположения линии горизонта на видовых снимках. Наверное, многие из нас, посмотрев свои ранние фотографии, увидят, что эта линия расположена почти строго на горизонтали, делящей снимок пополам. Общепризнано, что это допустимо в редких случаях, например, когда верхняя часть пейзажного снимка зеркально отражена в воде.

На верхнем кадре представлен жанровый снимок с элементами морского пейзажа. Его главный композиционный центр – фигуры молодых людей, которые воспринимаются нами как единое целое. Их присутствие захватывает внимание зрителя и делает море фоном, то есть второстепенным элементом заднего плана. Решение разместить людей на верхней левой трети снимка позволило автору: ввести передний план (дорога, по которой пришли к морю молодые люди), вывести за край рамки изобразительной плоскости большую часть невыразительного неба, разместить линию горизонта выше геометрического центра снимка и, что очень важно для всей композиции, оставить свободное пространство по направлению взгляда юноши и девушки. Благодаря такому построению наша композиция получилась открытой.

Объясняется это в первую очередь тем, что небо и поверхность земли не всегда бывают одинаково живописны и информативно насыщенны. Поэтому при центральном расположении горизонта зритель будет вынужден сам решать дилемму: чему автор хотел отдать предпочтение – небу или земле, то есть верхней или нижней части кадра. Этот выбор, безусловно, должен сделать фотограф, согласовав смысловой ряд всей композиции. Кроме того, надо отметить, что расположение линии горизонта по центру сильно увеличивает ее активность и грозит разрушить целостность всей композиции, то есть может разделить снимок на две части. На фотографиях, представленных в качестве примера, видно, что вода живописнее однотонного, невыразительного неба. К тому же, за счет размещения линии горизонта в верхней части снимка в кадре появилось подобие переднего плана, делающего снимок более объемным. Также немаловажно знать, что горизонтальные линии «третей» часто называют опорными, а уж будут ли элементы композиции расположены на верхней или на нижней – решать вам.

Наверное, вы обратили внимание на то, что верхний снимок, несмотря на «правильность» расположения линии горизонта, менее динамичен, чем нижний. Это связано, конечно, не с местоположением горизонта, а с размещением главных элементов композиции. Верхний снимок симметричен и уравновешен за счет равноразмерности сюжетных элементов, нижний, наоборот, потерял равновесие, зато обрел динамику.

Однако вернемся к разговору о том, какие композиционные выгоды нам дает размещение объектов и элементов на «силовых точках» пересекающихся «третей». В начале был представлен черно-белый снимок двух лошадей. Их фигуры размещены на верхних точках пересечений, благодаря чему стало возможным ввести передний план. Обе лошади, несмотря на разный размер и цвет, практически «равноакцентны»: большая белая уравновешивается маленькой черной, но именно благодаря такой расстановке и их позе они сопоставимы одна с другой по форме. Когда мы говорим о размещении объектов на силовых точках «третей», речь, конечно, не идет о математически точном размещении объектов. Подразумевается их примерное расположение в непосредственной близости от этих точек, но никак не догматическое вымеривание миллиметров при определении их положения. Каждый раз мы сталкиваемся с новыми условиями композиционного построения, с новыми объектами различной формы и «веса», с новыми внутренними связями. В одном случае, если объект имеет четкую геометрическую форму, их лучше всего максимально точно расположить на данных точках, или линиях «третей». В другом случае форма, фон и цветовые акценты сами диктуют месторасположение элементов с большими допусками и отклонениями. Вне всякого сомнения, когда речь идет о творческом процессе, никто не вправе решать за фотографа, что, как и где ему размещать. Поэтому со стороны автора возможна лишь подсказка, с помощью каких приемов можно постараться добиться грамотного результата, особенно в начале пути, когда фундамент для творчества только складывается. Разместив два сюжетно важных объекта на силовых точках, расположенных по диагонали, можно значительно усилить их сопоставление (или противопоставление – все зависит от сюжета). Конечно, речь не идет о формальном позиционировании двух объектов съемки.

Жанровая фотография на снимке построена на противопоставлении скульптуры и фигуры человека как по смыслу, так и по форме. Впрочем, если читатель не знаком со сказкой о золотой рыбке, смысловые связи для него здесь могут быть не совсем очевидны. Снимок внизу строится также на противопоставлении, но, помимо этого, читателю будет важно обратить внимание на способ выделения композиционного центра из общей массы однородных объектов за счет обратной ориентации.

Форма, цвет, размер, тональность и смысловые связи этих объектов должны быть взаимосвязаны. Очень часто именно смысловые связи определяют передний план, и в итоге – степень выразительного эффекта, которой невозможно было бы добиться в центро-взвешенной композиции. Обращайте внимание на отдельные второстепенные элементы заднего плана, чтобы их яркость и размеры никак не отвлекали внимание зрителя от сюжетно важных объектов композиции.

Несмотря на то, что объекты на снимке почти равнозначны по активности тонального рисунка, но имеют разную смысловую нагрузку, смысл изображения не размывается, а весь сюжет строится на противопоставлении подобия по форме и несхожести содержания. На нижнем снимке, наоборот, мы видим пример сопоставления близких по сути, но не сопоставимых по размеру вещей. Именно на сопоставлении элементов композиции по размеру, форме и смыслу строятся сюжеты большинства жанровых снимков. Самое простое композиционное решение – размещение сюжетно важных элементов на диагонально противоположных точках «третей». Вектор направленности этих элементов будет играть важную роль для восприятия всей композиции и определять внутреннюю динамику снимка, но она может быть потеряна, если вектор направления движения станет равнонаправленным, однако все равно каждый раз это будет определяться смысловым содержанием вашего снимка. Для цветного снимка важным фактором будет не только форма, но и цветовая гамма объектов съемки. Насколько драматичнее стал бы нижний снимок, если бы корабль был окрашен в красный цвет, и, наоборот, в случае, когда его окраска была бы голубого оттенка.

Как бы ни были просты сюжеты, которые вы снимаете, главный смысловой центр всегда должен быть четко акцентирован. Только при таких условиях снимок будет казаться законченным, а в некоторых случаях даже может приобрести более глубокий смысл, чем было задумано. Фотограф часто формирует пространство, совмещая в своих снимках объекты, которые никогда не находились рядом друг с другом, как это получилось на снимке. Всегда стоит обращать внимание на элементы заднего плана. Если задний план получается таким же резким, как и главный объект, зритель невольно может начать искать между ними даже не существующую связь. Если же для вас задний план – только общий фон, то необходимо будет вывести его из зоны резкости. Конечно, кроме этого, главный объект должен быть выделен тонально по отношению к объектам заднего плана. Задача усложняется, когда задний план обретает большую смысловую нагрузку, чем простая декорация. В такой ситуации неоценимую услугу может оказать знание работ фотографической классики. Ни в коем случае не стесняйтесь использовать правильный композиционный прием, пусть даже растиражированный и много раз применявшийся до вас. В этом нет ничего зазорного. Копирование и подражание – неотъемлемая часть на пути к знанию и умению. Нельзя двигаться вперед, ни на что не опираясь. Конечно, речь не идет о слепом копировании. Осознанное повторение чьих-то замыслов подразумевает в первую очередь понимание конструкции снимка, взаимосвязь его элементов. Как бы вы ни старались, разница между копией и оригиналом остается всегда. Эти отличия и есть шаги вашего роста. А уж будет ли эстетика ваших работ созвучна предпочтениям зрителей – вопрос всегда открытый. Мерилом объективности обычно считают мнение большинства. Если оно не совпадает с вашим представлением, то или ваши работы недостаточно хороши, или вы нонконформист. В таком случае полезно показать ваши работы признанному мастеру (в эпоху Интернета это совсем не сложно). Как правило, такая критика оказывается конструктивной. С другой стороны, можно довериться своему вкусу, игнорируя мнение окружающих, но это потребует от вас определенного мужества. Поиск контакта со зрителем и согласия с самим собой – вечные муки любого творческого человека. Лекарство только одно – опыт. Опыт ошибок и неудач. И ваша задача – найти баланс между ожиданиями аудитории и собственными творческими предпочтениями и техническими возможностями.

Присутствие в кадре человека, даже если его лицо слабо различимо, всегда делает снимок более конкретным и живым. При таких условиях фигура человека становится главным сюжетным центром снимка. Простота повествовательных сюжетов с наличием одного персонажа в кадре предопределяет, чаще всего, лаконичную композицию, когда фигуру человека можно разместить на одной из осей «третей», либо рядом с ней.

Светлое по тону, экспрессивное лицо на плакате в первый момент воспринимается как главный смысловой и сюжетный центр, и, только вглядевшись в снимок еще раз, вы замечаете, что его роль второстепенна. Благодаря специфичности выбранного фона фигура памятника обрела более глубокий смысл, совсем не очевидный в обыденной жизни… А утром плакат уже сняли.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий