РАЛЬФ ГИБСОН

ICH BIN DIE NACHT

Если ночь начинается в каком-нибудь одном месте мира, то, по всей вероятности, им будет Берлин

На протяжении долгого времени в своем творчестве я руководствовался принципом вычитания. Я отрабатывал глубокую тень, близкое расстояние. И исключительно естественным казалось то, что ночь и темнота усиливали мою необходимость вычитать, избавляться от присутствия чуждого в кадре. Я обратил внимание на то, что ночью все выглядит другим, и что когда идешь по улице, то часто останавливаешься, чтобы посмотреть на вещи, в которых оказывается больше смысла именно потому, что их увидели ночью, а не днем, когда можно было просто пройти мимо. Тогда же начали появляться все эти невероятные пленки: 1600, 2300 единиц. И я обнаружил, что своими объективами, Noctiflux и Leicalux 1.4, могу снимать практически в любом месте, где бы того ни захотел, без вспышки и без боязни не получить полноценный негатив. Я нашел, что испытываю от этого огромное удовольствие. И с тех пор по ночам камера всегда находится при мне.


Послезавтра снова улетаю фотографировать Берлин. Первоначально я задумывал делать “Ich bin die Nacht” исключительно посвящением Берлину. Но сейчас полагаю, что это должно быть посвящением идее самого города. Я написал небольшой текст, в котором сказал, что “если ночь начинается в каком-нибудь одном месте мира, то, по всей вероятности, им будет Берлин. И по всей вероятности, остальные города будут следовать за ним”. Знаю – мысль эта звучит самонадеянно, но мои мысли в большинстве своем действительно немного самонадеянны. Я продолжаю искать некий электрический заряд в воздухе. И это не всегда Нью-Йорк и Париж. Уверен, что Москва ночью будет столь же восхитительной. Таковым может быть практически любое место. Именно поэтому я решил включать в данную книгу работы, сделанные в других городах. Но при этом авансценой, как в театре, по-прежнему остается “Ich bin die Nacht”, “I am the night”, “Я – ночь”. И камера свободна пересекать любые барьеры, любые ограничения, любые границы ночи. Единственной границей, которую камера не пересечет, будет рассвет.

Я уже два года занимаюсь этим проектом. Прошлым летом провел в Берлине неделю, затем – осенью. Это действительно работа в развитии: у меня готово пока всего около 24 или 30 страниц. Но уже определен тон. Я знаю, как книга будет ощущаться. Я знаю, в каком месте я собираюсь искать свою следующую фотографию. И даже если я не знаю, какой именно будет эта следующая фотография, я знаю, где ее искать.

Кроме того, вот какая мысль кажется мне любопытной. Мне представляется, что каждый из проектов, над которым я работаю, стремится заявить свою собственную предпочтительную шкалу. К примеру, большая часть работ из тех, что вошли в “Экслибрис”, была сделана макрообъективом моей Leicaflex. Детали в сильном приближении. Когда я работаю ночью, от меня не требуется приближаться к объекту близко, как я это обычно делаю, чтобы поймать искомое ощущение. Я считаю, что 50 мм – это идеальная пропорция. Большинство фотографий снимаю с расстояния семи-восьми футов и нахожу, что многие из вещей пропорционально подстраиваются под данное расстояние, обозреваемое расстояние. Конечно, все снимается при полностью открытой диафрагме. Поэтому я одновременно ясно себе представляю, как будет работать то, что находится вне фокуса, и то, что является темными участками изображения.